Понедельник, 27.05.2024, 19:09
Приветствую Вас Гость | RSS

Медико-социальная экспертиза


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Архив - только для чтения
Психологическая реабилитация инвалидов военной службы
astra71Дата: Воскресенье, 03.02.2013, 18:01 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 28663
Репутация: 453
Статус: Offline
© О. И. Петрова, Н. Б. Шабалина, Н. Ю. Сысоева, Д. Л. Кикозашвили

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РЕАБИЛИТАЦИИ ИНВАЛИДОВ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ

Центральный НИИ экспертизы трудоспособности и организации труда инвалидов Министерства труда и социального развития РФ, Москва

Многие исследования, в том числе и проведенные сотрудниками ЦИЭТИН, позволяют утверждать, что участники боевых действий и особенно инвалиды испытывают устойчивую ситуационную социально-психологическую дезадаптированность.
Одной из ее причин является социальное отвержение, которое принадлежит к классу социальных проблемных ситуаций и приводит к фрустрации личности, что выражается преимущественно в ролевых внутриличностных конфликтах, нечеткости Я-концепции.

Известно, что когда личность не находит путей и средств адаптации в определенных социальных ситуациях, хотя и предпринимает такие попытки, она в конце концов приобретает специфический защитный комплекс, одним из признаков которого является искаженное восприятие и осознание своего социометрического статуса.
Состояние перманентной фрустрированности активизирует ставшие патологическими защитные механизмы и приводит к развитию неврозов и психозов, обусловливает общую устойчивую дезадаптированность.

С целью предотвращения развития дезадаптации у данного контингента необходима, помимо продуманной системы социальной защиты, психологическая и социально-психологическая реабилитация, которая выступает на первый план среди других видов реабилитации.
Психологическая реабилитация — это полное или частичное возвращение личности к психическому здоровью, достигаемое с помощью психологических методов воздействия.
Теоретические основы психологической реабилитации опираются на представления В. Н. Мясищева [4]. По его определению, реабилитация — это перестройка системы отношений личности и приспособление индивидуума к жизнедеятельности.

Заслуживают внимания исследования В. Е. Попова 15] по вопросу психологической реабилитации военнослужащих. Он определяет психологическую реабилитацию как восстановление способности дисгармоничной личности к нормальной деятельности и предлагает свою оригинальную методику психологической реабилитации при длительной вторичной дезадаптации. Данная методика основана на том, что в случаях длительной дезадаптированности спонтанная реадаптация по ряду причин становится более затруднительной.

Автор выделяет основные причины, негативно влияющие на процесс реадаптации: формирование ипохондрической фиксации на болезненных проявлениях, пассивность самого субъекта в процессе восстановительного лечения, его склонность перекладывать ответственность за успех и неуспех в лечении на плечи медицинского персонала, нежелание идти на контакт с психологом, закрепление неадекватных способов поведения и убежденность в своей правоте, снижение самокритики, негативное отношение к социуму, упорное сопротивление необходимости "стать таким, как все".

Методика психологической реабилитации В. Е. Попова при длительной вторичной дезадаптации помогает создать условия для "очищения" психики от следов первичной дезадаптации, формирует навыки неэкстремального поведения, создает условия для самораскрытия жизненных перспектив личности.

Р. А. Абдурахманов [1] предлагает в процессе психокоррекции нарушений общения у ветеранов военной службы осуществлять эмоциональное отреагирование психотравмирующего опыта, осмысление его негативного воздействия на коммуникативную деятельность.
Эти основные подходы к психологической реабилитации инвалидов и ветеранов боевых действий опираются на исследования психиатров и психологов, изучавших влияние экстремальности на личность человека.
Важность эмоционального отреагирования психотравмирующего опыта войны также отмечает М. М. Решетников [6].

Автор считает, что наряду с реальным героизмом, взаимовыручкой, боевым братством и другой относительно позитивной атрибутикой войны грабежи и убийства, жестокость к пленным, сексуальное насилие в отношении населения, разбой и мародерство составляют неотъемлемую часть любой войны.
Много позже война начинает идентифицироваться со страхом смерти, унижением плена, непростительностью вины и неизбежностью возмездия за все содеянное. Но все это приходит потом и в отличие от публично провозглашаемых героических воспоминаний молчаливо проецируется на все межличностные, в том числе внутрисемейные, отношения. Участники боевых действий не имеют возможности вербализовать (и тем самым отторгнуть) свой криминальный опыт и мучительные переживания, о которых даже в собственной (афганской и др.) среде, как правило, не принято вспоминать (столь ужасно это прошлое).
В последующем именно на этом, по выражению М. М. Решетникова, "зловонном бульоне" не подлежащих вербализации воспоминаний начинает прорастать будущая психопатология.

Война дезавуирует общественные законы и прежде всего запрет на убийство и сексуальное насилие. Пролонгированная угроза смерти качественно изменяет ментальность людей и, как отмечал в свое время 3. Фрейд, человек как бы спускается на несколько ступенек вниз по лестнице цивилизации, все более приближаясь к стадии варвара. Поэтому проблема социально-психологической помощи и психотерапевтической реабилитации бывших участников боевых действий должна рассматриваться с точки зрения не только гуманизма, но и предотвращения исходящих от этой категории лиц общественной опасности, в том числе для них самих.

Е. К. Бай-Балаева [2] отмечает негативное воздействие экстремальности на личность молодого человека.
Ее исследование показало, что у молодых людей, попавших в Афганистан в возрасте 18— 20 лет, когда процесс социализации личности еще не был завершен, процессы адаптации к экстремальным условиям и формирование личности проходили одновременно, накладываясь друг на друга и тесно переплетаясь, модифицируется структура отношений, упрощается нормативно-оценочная шкала, вырабатывается общая точка зрения на происходящее.
На вершине иерархии ценностей оказываются дружба, надежность, единство слова и дела, честность, смелость, готовность к самопожертвованию.
Специфический жизненный опыт воинов-афганцев оказывает сильное воздействие на формирование их мировоззрения, структуру мотивов, иерархию ценностей. На войне доминирует мотив, обусловленный угрозой жизни, в мирное время не являющийся ведущим.
Возвращаясь к мирной жизни, они оказываются перед необходимостью приспособления этих структур к новым условиям. Наступает процесс реадаптации, который должен "состыковать" социальные условия и новый жизненный опыт, приобретенный на войне. Масштабы и характер реадаптационного процесса прямо зависят от интенсивности и продолжительности экстремального воздействия, объема профессионального и социального опыта мирной жизни и мотивов его деятельности.

Результаты этого исследования согласуются с утверждением И. Ю. Сундиева [7] о том, что процесс реадаптации наиболее драматично протекает у лиц с минимальным социальным опытом. Факт службы в экстремальных условиях осознанно или неосознанно воспринимается ими как право на особый статус в обычной жизни, который окружающие должны обязательно признавать.
Причем интенсивность и продолжительность нагрузок определяют уровень притязаний личности. Свыкнувшись с упрощенными нормами и оценками, обнаженностью реальных отношений между людьми, эти лица с трудом привыкают к неоднозначности норм мирной жизни. Отсюда вытекает постепенно укрепляющееся убеждение, что действительно нормальные межличностные отношения складываются именно в экстремальных условиях.

В более трудных условиях процесс реадаптации протекает у инвалидов военной службы, особенно молодого возраста: для них восстановление прерванного войной хода жизни, реализация прошлых жизненных замыслов во многих случаях невозможны по состоянию здоровья. Психологически процесс реадаптации выражается в переживании инвалидами военной службы кризисной ситуации, порождающей дефицит смысла в дальнейшей жизни.

Изменение и утрата смысла затрагивают глобальные, личностные образования: структуру мотивационной деятельности, самосознание, самооценку и иерархию ценностей. Реальная конкретная помощь психолога инвалидам военной службы — это психотерапевтическая работа с переживаниями в кризисный период. Продуктом переживания является производство смысла.

По мнению психологов, остается нереализованной потребность участников военных действий в сочувствии, эмпатийном общении. Еще в 1970 г. американские психотерапевты (Д. Смит, К. Скер-филд, Э. Парсон, цит. [1]) организовали "гар"-группы общения ветеранов из организации "Вьетнамские ветераны против войны" с целью оказания помощи в преодолении психологических последствий войны и осмыслении военного опыта. Доверительная атмосфера, взаимная эмоциональная поддержка, неформальный характер групп способствовали эффективной психологической помощи ветеранам. По мнению зарубежных специалистов, эффективность групповой психотерапии с участниками военных действий обеспечивается тремя факторами: развитием положительных отношений между психотерапевтом и пациентами, свободным выражением чувств, возможностью более детального анализа психологических проблем.

Таким образом, изучение зарубежного и отечественного опыта позволяет согласиться с выводом, к которому пришел В. В. Березовец [3]: нет такой сферы взаимодействия человека с окружающей средой, на которой бы не сказались последствия экстремальности. Поэтому для коррекции по-сттравматических стрессовых расстройств и успешной реадаптации необходима не только психологическая реабилитация, но и социально-психологическая реабилитация, подразумевающая более широкий спектр реабилитационных мероприятий в различных сферах жизни (бытовой, трудовой, досуговой, образовательной и др.).

Если психологическая реабилитация направлена на восстановление творческого взаимодействия личности с окружающей средой, перестройку системы этих отношений, то модель социально-психологической реабилитации предполагает объединение собственно психологической сферы и сферы социальной.
Среди основных направлений социально-психологической реабилитации выделяется в первую очередь помощь семьям ветеранов, так как опыт показал, что фактор семейного благополучия имеет положительную корреляцию с успешностью социально-психологической реабилитации в целом.

Выделяется четыре главных принципа, на которых должна основываться психологическая помощь семьям участников военных действий:
— уважение к интимным сторонам жизни семьи, ее самоотверженности во время войны и опыту, имеющему отношение к пережитым стрессовым жизненным обстоятельствам;
— информирование семьи о возможных психологических последствиях войны;
— сочетание психологической помощи с социальной поддержкой семьи, в том числе со стороны семей других ветеранов;
— изучение источников стресса в семье, выявление преобладающих способов поведения.

Задачи психологической помощи семьям ветеранов состоят в разрешении следующих проблем:
— преодоление у ветерана идентификации с образом "пациента" в семье, состояния депрессии, эмоциональной и социальной отчужденности, неадекватных реакций (проявления отгороженности) ветерана на болезнь и горе других членов семьи, случаев насилия в семье, злоупотребления алкоголем и наркотиками, стремления к длительному отсутствию в семье;
— преодоление нежелания ветерана рассказывать о своем военном опыте, психологической дистанции между ветеранами и их детьми, улучшение отношений между супругами;
— психологическая помощь женам ветеранов, формирование в семье взаимной поддержки.

Другим способом социально-психологической поддержки участников военных действий является организация общего культурного пространства их жизнедеятельности. Так, одной из форм самореализации, компенсирующей недостаток понимания и сочувствия в обычной жизни, является для ветеранов поэтическое и музыкальное творчество.

Известно, что многие ветераны пишут стихи, рассказы, занимаются песенным творчеством. Проведенный В. В. Березовцом [3| контент-анализ поэтического и песенного творчества ветеранов позволил выделить ряд психологических и социально-психологических проблем, характерных для этих категорий военнослужащих, отражающих основные направления, по которым должна проходить их социально-психологическая реабилитация: обретение нового смысла жизни, преодоление духовного кризиса, расширение своей Я-концепции, поддержание гражданских и патриотических чувств и настроений.

Многие эксперты считают крайне необходимой организацию специфической микросреды жизнедеятельности в виде различного рода организаций, объединений и клубов общения для ветеранов войн, где они могут общаться со своими боевыми товарищами, социальную помощь в виде трудоустройства, различного рода льгот, компенсаций, а также психологическую помощь в виде специально организованного общения (тренингов общения, ролевых тренингов, психо- и социодрамы и др.).

Профессиональная реабилитация ветеранов боевых действий является особенно важным мероприятием для инвалидов военной службы, а также для ветеранов в целом. Человек, побывавший на войне, зачастую стремится вернуться в привычные экстремальные условия, с чем связано трудоустройство многих ветеранов в охранные коммерческие фирмы, где фактически ветераны имеют возможность для продолжения привычного образа жизни.
Строго говоря, это не является адекватным способом трудовой реабилитации, так как эффективная социально-психологическая реабилитация предусматривает "возвращение его в довоенное психологическое состояние", предполагающее трудовую деятельность с учетом познавательных интересов и способностей индивида.

В связи с этим встает вопрос о необходимости обучения и переобучения ветеранов войны. Создание профориентационных консультативных центров, а также обучающих центров для ветеранов боевых действий является одним из конкретных механизмов реализации профессиональной реабилитации — важного аспекта социально-психологической реабилитации.

По оценкам экспертов, занимающихся проблемами ветеранов военных действий, примерно у 70% из них возникают проблемы с обучением. Помимо материальных (нет денег на обучение), возникают серьезные проблемы в связи со снижением способности к обучению. Кроме того, студенческая среда психологически во многом чужда ветеранам, испытавшим тяготы войны. Поэтому, на наш взгляд, целесообразно в некоторых российских вузах, колледжах и других учебных заведениях предусмотреть прием ветеранов боевых действий без экзаменов или на льготных условиях, выделение им государственных стипендий и др.

С учетом всего сказанного выше, следует выделить еще одно направление социально-психологической реабилитации инвалидов военной службы, участвовавших в боевых действиях. Это направление в большей степени касается перестройки отношений к ним со стороны общества. Укоренившийся в обыденном сознании негативный образ ветерана военных действий, уничижительное отношение к армии в целом, к ее некоторым командирам, скомпрометировавшим себя, формирует психологический барьер, непонимание проблем конкретных участников различных непопулярных или неудачных кампаний и значительно затрудняет реадаптацию ветеранов.

Анализ опыта психологической и социальной реабилитации позволяет выделить основные направления в организации индивидуальных реабилитационных мероприятий.
1. Организация специальной микросреды общения для ветеранов боевых действий. Особенно важно это на первой стадии реабилитации, когда происходит резкий переход от "войны к миру", когда ветераны еще не имеют необходимых психологических навыков для перестройки.
2. Индивидуальная и групповая психотерапевтическая работа с ветеранами с целью коррекции психологической дисгармонии путем разрешения внутриличностных конфликтов и формирования ресурсов для творческого взаимодействия с окружающей средой. Индивидуальные и групповые поведенческие тренинги, тренинги общения целесообразно проводить уже на первом этапе реабилитации на базе санаториев и домов отдыха одновременно с медицинской реабилитацией.
3. Организация и проведение специальной психологической работы с семьями ветеранов: родителями, женами и детьми и виде тренингов общения. Значимость этого реабилитационного мероприятия особо подчеркивается ветеранами. Многие из них считают проведение психологических тренингов с членами семьи даже более важным и полезным делом, чем проведение тренингов с ними самими.
4. Формирование положительного образа (статуса) ветерана боевых действий в Афганистане, Чечне и других точках в массовом сознании "снимает" действие вторичных стрессовых факторов. Реализация этого направления в социально-психологической реабилитации предусматривает наличие собственного печатного органа (газеты, журнала), а также телевизионных передач, посвященных проблемам и образу жизни ветеранов.
5. Для обучения и переобучения ветеранов военной службы целесообразно создание профориентационных, консультативных и обучающих центров, а также выделение им мест в вузах на льготных условиях.

ЛИТЕРАТУРА
1. Абдурахманов Р. А. Психологические трудности общения и их коррекция у ветеранов боевых действий в Афганистане: Дис. ... канд. психол. наук. — М., 1994.
2. Бай-Балаева Е. К. // Психологические исследования в практике ВТЭ и социально-трудовой реабилитации инвалидов. — М., I989. — С. 66—70.
3. Бервзовец В. В. Социально-психологическая реабилитация ветеранов боевых действий: Дис. ... канд. психол. наук. — М., 1997.
4. Мясищев В. Н. Личность и неврозы. — Л., 1996.
5. Попов В. Е. Психологическая реабилитация военнослужащих после экстремальных воздействий (на материалах землетрясения в Ленинакане, межнационального конфликта в Фергане и боевых действий в Афганистане): Дис. ... канд. психол. наук. — М., 1994.
6. Решетников М. М. // Актуальные вопросы военной и экологической психиатрии. — СПб, I995. — С. 38—45.
7. Сундиев И. Ю. // Социол. исслед. — 1998. — № 3. — С. 50-57.
 
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: